Юристов надо брать ежовыми рукавицами

— Владимир Ильич Ленин, 52 цитаты

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Чтобы попасть в глупое положение, иногда достаточно сказать что-то умное.

Показатель успеха в жизни — не вещи, деньги или положение в обществе, но радость, которую мы получаем от жизни!

Есть дороги, которые нужно пройти в одиночку.
Есть моменты, где нужно ставить точку.
Есть ситуации, когда стоит прощаться.
И люди, к которым лучше не возвращаться!

В человеческих отношениях, как и в природе, если постоянно брать и ничего не давать в замен, со временем образуются пустоты. Как следствие — это грозит большими катаклизмами для всех жителей экосистемы.

Созерцательная жизнь часто очень безрадостна. Нужно больше действовать, меньше думать и не быть сторонним свидетелем собственной жизни.

Преодоление трудного начинается с легкого, осуществление великого начинается с малого, ибо в трудное образуется из легкого, а великое — из малого.

Так уж часто случается в жизни: то, о чём многие мечтают, нередко оказывается у того, кому это не особенно-то и нужно.

Ибо как в мрачных потемках дрожат и пугаются дети,
Так же и мы среди белого дня опасаемся часто
Тех предметов, каких бояться не более надо,
Чем того, чего ждут и пугаются дети в потемках.

В каждой перемене, даже в самой желанной, есть своя грусть, ибо то, с чем мы расстаёмся, есть часть нас самих. Нужно умереть для одной жизни, чтобы войти в другую!

Мы считаем, что так и нужно, ведь миллионы людей вокруг нас делают то же самое, а миллионы не могут ошибаться. Вот в чем заключается твоя логика, и эта логика фундаментально ошибочна: миллионы могут ошибаться.

125 лет тому назад, летом 1892 года, молодой юрист Владимир Ильич Ульянов получил право на самостоятельное ведение уголовных дел. В постсоветский период в печати усиленно распространялось мнение, что все его дела были какими-то пустяковыми, и будущий Ленин все их проиграл. Но это не совсем так или даже совсем не так. По крайней мере, некоторые из его дел имели, как сказали бы теперь, "большой общественный резонанс". Одним из наиболее известных было дело портного В. Муленкова, обвинявшегося в богохульстве. Злополучный портной провинился в том, что при свидетелях в бакалейной лавке "ругал поматерно Бога, Богородицу, Святую Троицу". Здесь надо пояснить, что такая матерщина в те времена была обыденным явлением, хотя и каралась, по закону, тюремным заключением. В особо тяжких случаях и при наличии злого умысла на «возложение хулы на славимого в Единосущной Троице Бога» за данное деяние по статье 176 «Уложения о наказаниях…» могли дать даже до 15 лет каторги.
В данном случае вина обвиняемого усугублялась тем, что заодно с троицей и богородицей он ругал "Государя Императора и его Наследника, говоря, что Государь неправильно распоряжается". В защитительной речи Владимир Ильич указал, что ругательства Муленкова были направлены вовсе не на оскорбление каких-либо символов православной веры или святой троицы, а просто употреблены пьяным человеком для эмоциональной разрядки в трудных жизненных обстоятельствах. И молодому юристу удалось добиться для подзащитного не самого строгого приговора — одного года тюрьмы, который он уже весь почти отсидел. Во всяком случае, коллеги-юристы расценили такое завершение процесса, как успех юного помощника присяжного поверенного. Между прочим, одет был в этот день Владимир Ильич, как и подобало адвокату, во фрак и цилиндр (и то, и другое было отцовским, досталось В. И. в наследство от Ильи Николаевича Ульянова).

Читайте также:  Как напакостить соседу в частном доме


Заметка из «Самарских губернских ведомостей» от 5 августа 1892 года


В. Харитонов. Первая защита В. Ульянова. 1970

А с Октября 1917 года, когда бывший адвокат возглавил российское правительство, дела о богохульстве надолго отошли в область преданий. А вскоре — вот удивительное дело! — куда-то испарилось из повседневного быта и само матерное богохульство. Современным матершинникам, сколько их автору этих строк ни доводилось слышать, отчего-то не приходит в голову завернуть в "бога-душу-мать", как это через слово делали их дореволюционные собратья. Вдруг оказалось, что наказание за богохульство и матерная брань по адресу "Бога, Пресвятой Богородицы и Пресвятой Троицы" неразрывно связаны между собой! Нет наказания — нет и преступления! Ах, если бы со всеми остальными преступлениями из уголовного кодекса можно было так же легко покончить: отменить за них наказание, и баста!
Но вот усердные не по разуму клерикалы тянут отменённое Октябрем 1917 года "преступление" — богохульство — обратно в действующий УК. Да, собственно говоря, уже втянули.

Что по этому поводу можно сказать? Пожалуй, две вещи.
1. Адвокат Владимир Ильич, ау, где вы?! Общество снова остро нуждается в вашей защите от свихнувшихся мракобесов-клерикалов. Как в 1892 году и (особенно!) как в 1917-м.
2. Запасаемся попкорном и ждём, когда вслед за воскрешением наказания за богохульство воскреснет и оно само как обыденное и массовое явление. Матерное, конечно, как это и было заведено в благословенной РКМП.

P. S. Было и другое громкое дело молодого адвоката, на котором он выступил против местного "олигарха" купца Арефьева, который, похоже, считал реку Волгу своей собственностью и никому, кроме его парохода, не позволял перевозить через неё пассажиров. Купцу-самодуру пришлось посидеть месяц за решёткой. Но это уже другая история. Всего же подзащитными адвоката Ульянова побывали два с лишним десятка человек, и в 5 случаях ему удалось добиться для них оправдания, одно дело завершить примирением сторон, а для 8 обвиняемых — смягчить наказание. Он выиграл также два сложных гражданских дела. Адвокатская практика В. И. Ульянова прервалась его арестом 9 декабря 1895 года. Однако помогал он людям советом в судебных делах и позднее. В 1922 году В.И. Ленин вспоминал: "когда я был в Сибири в ссылке, мне приходилось быть адвокатом. Был адвокатом подпольным, потому что я был административно-ссыльным, и это запрещалось, но так как других не было, ко мне народ шёл и рассказывал о некоторых делах".
Вообще же о принципах В. И. как защитника прекрасно говорит дело Ф. Красикова, богатого купца первой гильдии. Вести его Ульянов отказался, хотя купец, прослышав о талантливом адвокате, самолично явился к нему:
— Вот я к тебе и пришёл, выгораживай меня!
— Не могу, не мастер, — ответил на это Владимир Ильич.
— Я ведь — не даром прошу, — настаивал купец. — Грабь сколько хочешь!
Однако Ульянов повторил свой отказ.
— И за что он меня обидел, — недоуменно жаловался потом купец, — не пойму!
Своим коллегам Владимир Ильич объяснил:
— Заведомого вора защищать неохота!
— А я вот взял его дело, — сказал другой адвокат, — ибо поступаю по незыблемому закону правосудия: каждый, будь он даже вор, имеет право взять себе защитника!
— Против права вора брать себе защитника, — парировал Ульянов, — не возражаю, отвергаю только право защитника брать воровские деньги за защиту!
А позднее Владимир Ильич очень любил приводить "удачное" изречение Бебеля о юристах: "Юристы самые реакционные люди на свете". И слова Маркса: "Юридически — значит фальшиво". А вот прекрасная цитата Ленина об адвокатах, сказанная ещё до революции: "Адвокатов надо брать в ежовые рукавицы и ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентская сволочь часто паскудничает. Заранее им объявлять: если ты, сукин сын, позволишь себе хоть самомалейшее неприличие , то я, подсудимый, тебя оборву тут же публично, назову подлецом, заявлю, что отказываюсь от такой защиты и т. д. И приводить эти угрозы в исполнение. Брать адвокатов только умных, других не надо. Будь только юристом, высмеивай свидетелей обвинения и прокурора, самое большее противопоставляй этакий суд и суд присяжных в свободной стране, но убеждений подсудимого не касайся, об оценке тобой его убеждений и его действий не смей и заикаться. Конечно, всё это можно изложить адвокату не по-собакевичевски, а мягко, уступчиво, гибко и осмотрительно. Но всё же лучше адвокатов бояться и не верить им".
Такие дела.

Читайте также:  Стоимость визы в америку для россиян

В.И. Ленин (Ульянов) о юристах

На просторах Интернета можно найти стилизированную табличку с цитатой В.И. Ленина (Ульянова) о юристах, с указанием на полное собрание сочинений В. Ленина, откуда взята ссылка. Решили её перепроверить.

Данная цитата "Юристов надо брать ежовыми рукавицами, ставить в осадное положение . " вырвана (как обычно) из контекста и дана неверная ссылка на 49-й том полного собрания сочинений. На самом деле В. Ленин, будучи юристом по образованию, в своем письме Е.Д. Стасовой и товарищам в Московской тюрьме писал не о юристах (плохие они или хорошие), а писал о том: как нужно себя вести в суде, что сообщать о себе суду и каких нанимать адвокатов: "Брать адвокатов только умных, других не надо" .

из письма Е.Д. Стасовой и товарищам в Московской тюрьме (19 января 1905):

Дорогие друзья! Получил Ваш запрос на счет тактики на суде . В записке говориться о трех группах, — может быть имеются в виду три следуюшие оттенка, которые я пытаюсь восстановить:

1) Отрицать суд и прямо бойкотировать его.

2) Отрицать суд и не принимать участия в судебном следствии. Адвоката приглашать лишь на условиях, чтобы он говорил исключительно о несостоятельности суда с точки зрения отвлеченного права. В заключительной речи изложить profession de foi и требовать суда присяжных.

3) На счет заключительного слова тоже. Судом пользоваться как агитационным средством и для этого принимать участие в судебном следствии при помощи адвоката. Показывать беззаконность суда и даже вызывать свидетелей (доказывать allibi etc.)

Далее вопрос: говорить ли только о том, что по убеждениям социал-демократ, или признавать себя членом Российской социал-демократической рабочей партии?

Вы пишите, что нужна брошюра по этому вопросу. Я бы не считал удобным сейчас же, без указаний опыта, пускать брошюру. Может быть, кто — либо из сидящих напишет статейку для газеты (5 — 8 тысяч букв)? Это было бы, пожалуй, самое лучшее для начала дискуссии. Лично я не составил еще себе вполне определенное мнение и предпочел бы, раньше чем высказываться решительно, побеседовать пообстоятельнее с товарищами, сидящими или бывавшими на суде. Для почина такой беседы я изложу свои соображения. Многое зависит, по моему, от того, какой будет суд? Т.е. есть ли возможность воспользоваться им для агитации или никакой нет возможности? Если первое, тогда тактика № 1 негодна; если второе, тогда она уместна, но и то лишь после открытого, определенного, энергичного протеста и заявления. Если же есть возможность воспользоваться им для агитации, тогда желательна тактика № 3. Речь с изложением profession de foi вообще очень желательна, очень полезна, по-моему, и в большинстве случаев имела бы шансы сыграть агитационную роль. Особенно в начале употребления правительством судов следовало бы социал-демократам выступить с речью о социал-демократической программе и тактике. Говорят: неудобно признавать себя членом партии, особенно организации, лучше ограничиться заявлением, что я социал-демократ по убеждению. Мне кажется, организационные отношения надо прямо отвести в речи, т.е. сказать, что-де по понятным причинам я о своих организационных отношениях говорить не буду, но я социал — демократ и я буду говорить о нашей партии. Такая постановка имела бы две выгоды: прямо и точно оговорено, что об организационных отношениях говорить нельзя (т.е. принадлежал ли к организации, к какой etc.) и в то же время говориться о партии нашей. Это необходимо, чтобы агитаци шла в пользу партии. Другими словами: формально — организационные отношения мои я оставлю без рассмотрения, умолчу о них, формально от имени какой бы то ни было организации говорить не буду, но, как социал — демократ, я вам буду говорить о нашей партии и прошу брать мои заявления как опыт изложения именно тех социал — демократических взглядов, которые проводились во всей нашей социал — демократической литературе, в таких — то наших брошюрах, листках, газетах.

Читайте также:  Https www zemvopos u page 12551 htm

Вопрос об адвокате. Адвокатов надо брать в ежовые руковицы и ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентная сволочь часто паскудничает. Заранее им объявлять: если ты, сукин сын, позволишь себе хоть малейшее неприличие или политический оппортунизм (говорить о неразвитости, о неверности социализма, об увлечении, об отрицании социал-демократами насилия, о мирном характере их учения и движения и т.д. или хоть что-либо подобное), то я, подсудимый, тебя оборву тут же публично, назову подлецом, заявлю, что отказываюсь от такой защиты и т.д. И приводить эти угрозы в исполнение. Брать адвокатов только умных, других не надо. Заранее объявлять им: исключительно критиковать и "ловить" свидетелей и прокурора на вопросе проверки фактов и подстроенности обвинения, исключительно дискредитировать шемякинские стороны суда. Даже умный либеральный адвокат архисклонен сказать или намекнуть на мирный характер социал-демократического движения, на признание его культурной роли даже людьми вроде Ад. Вагнеров etc. Все подобные ползновения надо пресечь в корне. Юристы самые реакционные люди, как говорил, кажется, Бебель. Знай сверчок свой шесток. Будь только юристом, высмеивай свидетелей обвинения и прокурора, самое большее противопоставляй этакий суд и суд присяжных в свободной стране, но убеждений подсудимого не касайся, об оценке тобой его убеждений и его действий не смей и заикаться. Ибо ты, либералишко, до того этих убеждений не понимаешь, что даже хваля их не сумеешь обойтись без пошлостей. Конечно, все это можно изложить адвокату не по-собакевичевски, а мягко, уступчиво и осмотрительно. Но все же лучше адвокатов бояться и не верить им, особенно если они скажут, что они социал-демократы и члены партии.

Добавить комментарий

Закрыть меню
Adblock detector